Последний герой

Виктор Цой

О рассказе «Романс»

Опубликовано 04.11.2010 - В рубриках: Новости

В подростковом возрасте, не обладая достаточными теоретическими знаниями и практическим пониманием, я считала единственное прозаическое произведение Виктора Цоя постмодернистской бессмыслицей, не несущей никакой философской и нравственной нагрузки. Мне казалось что это просто запись сновидения, так как рассказ по своей форме бредовый и сюрреалистичный, и вкрапления раздумий героя о смысле жизни выглядели эдакой иронией над «осмысленной» классической прозой. то есть я воспринимала «Романс» примерно как цоевские же «Камчатку» и «Алюминиевые огурцы, а также его живопись –«цветных человечков».
Но как то уж очень резко «бессмыслица» этого рассказа вступает в противоречие с песнями Цоя, простыми и глубокими по своей сути. И только недавно все встало на свои места.
Вставки размышлений героя в ирреальное описание событий вовсе не случайны и именно они то помогают понять смысл рассказа.
Вначале герой задумывается о смысле жизни и приходит к выводу, что смысл его жизни – это его Дело, но оно не избавляет его от тяжелых мыслей о смерти и собственном ничтожестве. Герой из всех доступных ему путей к обретению смысла жизни считает наиболее истинным то, что предлагает Восток –буддизм (по всей видимости, в форме дзэн-буддизма, которая в 80-е годы была модной среди нонконформистской молодежи). Но и буддизм нашего героя отпугивает, потому что ради просветления, как считает наш герой, приходится идти на слишком большие для него жертвы – стать равнодушным к обыденному миру с его развлечениями и страстями. Тем не менее, герой неосознанно применяет практику созерцания, которая приводит его к тому, что он становится холодным и бессердечным. Дзэнскую фразу «отсутствие сердца» герой понимает буквально и вырывает свое сердце, кидая его в мусорное ведро. Этот символический жест похож на те же коаны, в которых священное кощунственно пародируется или низводится. После того, как герой хладнокровно вырывает из своей груди сердце, — едва ли не самое ценное для любого человека, особенно выросшего в христианской культуре, он так же хладнокровно избавляется от второй, особенно ценимой на Западе вещи – разума, стреляя себе в голову. после этого мы видим как он равнодушно наблюдает за дикостями и зверствами, творящимися в городе, где проживает наш герой, и для него это в порядке вещей, да и сам он бесстрастно убивает продавца обувного магазина. Город, кстати, вполне себе советско-оруэлловский, что придает повествованию дополнительный смысл – рассказ символизирует эскапистский духовный путь поколения дворников и сторожей, их уход во всякие экзотические философии , экзотическую рок-музыку, странную авангардистскую живопись, с целью не видеть и не реагировать на дикости тоталитарного режима.
И вдруг наступает переломный момент – он встречается с некоей девушкой, которая говорит, что любит его. Это что-то новое и несуразное в этом оруэлловском городе дикости – слова любви. Это чувство сбивает героя без сердца и разума с толку, и он бежит от этого чувства, прыгая в окно. И тут то у него рождается новое сердце.
Второе «озарение» нашего героя – когда появляется реальная угроза его собственной жизни. Вот тут то он и понимает, что смысл жизни и высшая ценность – в самой жизни. Но не просто как таковой, а жизни для любви. Ведь после этого «обретения сердца» и осознания собственной смертности герой звонит той, которая его любит.
Итак, что же мы видим: герой рассказа Виктора Цоя нашел ответ на свой вопрос. Только осознание смерти и любовь лишает человека сомнений и страхов. Осознание смерти лишает страха перед нею – это парадоксально, но это так. Более того, герой Цоя приходит к самому настоящему дзэнскому просветлению, хотя, может быть, сам этого не осознает. Ведь дзэн в отличие от классического буддизма, с которым герой Цоя путает эту модную на Западе школу, с силой и грубостью заставляет нас обратиться от высоких материй к реальной жизни с ее страстями, развлечениями и страданиями. Маёи=сатори. Именно за это дзэн-буддистов критиковали приверженцы классических школ – фактически они разрушали изначальную суть буддизма, прикрываясь его внешними формами и ниспровергая их. И именно поэтому, кстати, он так прижился на современном Западе, уставшем от призывов заплатить радостями нормальной человеческой жизни за непонятно что на том свете и обманов всевозможных духовных проповедников и политиков, несущих любовь и свет, справедливость и посулы хорошей жизни лишь на словах, популярен в застойном СССР, среди тех, кто осознавал, что им нагло врут. Дзэн, в итоге, тоже нагло врет, но врет для того, чтобы человек рефлексирующий, с богатым воображением и в плену своей логики, привыкший к излишнему идеализированию своего бессмертного эго и высшего предназначения, все же пришел к суровой реальности.
Возникает резонный вопрос, если герой приходит к выводу, что реальная жизнь с ее радостями и горестями и составляет смысл нашего существования, то зачем герою было заниматься этой суетой и вырывать свое сердце? Да и сам герой задает этот вопрос: почему за века накопленного человечеством опыта мы не приходит сразу к пониманию простой как пять копеек истины, а ходим кругами, наступая на одни и те же грабли?
Ответ прост: чтобы понять ценность жизни, великую силу любви, герой должен был сначала попробовать жить без сердца и без любви. На своем собственном опыте, потому что прочитанное в книжке не дает понимания, а только знание: это так теоретически может быть. А если ты понимаешь, то это теоретическое умствование становится практикой, живой и органичной частью тебя. Как сказано: «потерявший свою душу найдет ее, а сберегший – потеряет». И когда любовь и смерть вторгаются в эту спокойную, ничем не волнуемую безжалостную нирвану, которая на самом деле – лишь фикция и пустота, вот тут то и испытываешь настоящий солнечный удар – истинное сатори, без дураков.
Примечательно, что рассказ «Романс» написан Цоем в том же году, что и песня «Легенда» Все знают ее последние строчки:
«А жизнь только слово – есть лишь любовь и есть смерть.
Эй, а кто будет петь, если все будут спать?
Смерть стоит того, чтобы жить,
А любовь стоит того, чтобы ждать»
по смыслу эти строчки явно перекликаются с рассказом
Таким образом, Цой талантлив не только как автор песен, но и как прозаик. Его уникальность в том, что он смог соединить авангард и новомодные течения в философии с вечной гуманистической идеей. Он не ломает общечеловеческие ценности вместе с устаревшей классической формой, как многие «авангардисты» из его же круга, а вливает это содержание в новую, адекватную времени и развитию искусства форму. Он создает уникальное мировоззрение, органично соединив все лучшее, что было достигнуто культурой в его эпоху.
Именно поэтому он не только получил признание простых людей, но и заслуживает высоких оценок у «элиты»

Комментарии

5 комментариев на «О рассказе «Романс»»

  1. Татьяна 27.06.2011 23:55

    Спасибо за анализ»Романса», Вы помогли мне понять этот рассказ.

  2. Алина 30.08.2011 0:15

    Отлично проанализированно.
    Я когда первый раз прочитала «Романс» было такое ощущение,какое бывает тогда,когда стоишь рядом у огромного колокола в тот момент когда он звонит..
    Звон перекрывающий все остальные звуки,
    звон который походит сквозь каждую клетку твоего естества мощнейшей вибрацией..
    Звон,который очищает собой всё..
    Я читала и понимала: вот ОНО -как на ладошке..
    Все самые главные ответы на вечные вопросы о которые разбились очень многие философы..
    Этот парень смог на доступном языке так просто дать ответ что:»смерть-стоит того чтобы жить,а любовь-стоит того,чтобы ждать»..
    И что смысл жизни- в самой жизни..
    И про то,что нет смысла жить без сердца..
    Потому что песни и «Романс» для меня это 2 половинки одной монетки..

  3. Мария (admin) 01.09.2011 4:40

    спасибо за Ваше мнение

  4. Мария Боброва 26.12.2011 16:18

    Основные логические узлы Вами усмотрены верно. Но стиль критической статьи сковывает Вашу мысль. Не нужно стараться писать о Цое по научному. Цой это не мумия в музее. Это живая часть живой культуры. Лучше вдумайтесь в сами логические узлы: дзен-буддизм, проблема любви и смерти, избавление от 1)сердца и 2)РАЗУМА (это у Вас очень четко, а вот до меня не дошло), антиутопия (скорее не Оруэлл, а Хаксли). И затем постарайтесь развивать тот имманентный заряд, который в этих узлах присутствует, не забывая собственно цоевский текст. А то получается несколько смешно, когда Вы пытаетесь с некоего теоретического «высока», в общем и целом, по тенденции что-то там оценить. Порой получаются штампы на уровне школьного сочинения: «герой переживает…но мы-то с Вами знаем…и кончится все хорошо!» Цой — очень интимный автор. Вставлять его в тенденцию, даже на высшем научно-исследовательском уровне, значит писать именно о тенденции, а не о нем. Пишем о сетях, а рыбка уплыла. Сила Цоя в интимной глубине того, что он пишет. «Интимная глубина» не значит «сугубо личное» (хотя и это тоже — но лишь как элемент — «рука»), но значит выход на уровень реально живого всеобщего через индивидуальную способность концентрации сознания. Цой — очень реальный автор. В своих текстах он занимается РЕАЛЬНЫМ ( а не «чисто теоретическим»)решением РЕАЛЬНЫХ духовных проблем. Другое дело, если Вы пишете именно научную статью. Тогда это Ваши проблемы. Просто очень жаль, что верно нащупав предмет Вы почему-то не хотите его развить.И что это за безобразие: «дзен врет»? Дзен — это не новомодный невесть откуда взявшийся «гуру». Дзен не врет: дым с одной стороны синий, а с другой — желтый. Где здесь ложь? Это ложь с христианских позиций? Тогда изложите истину этих позиций. А эта истина, как Вы заметите, не излагается в строго логической форме, на уровне бесстастной медитации, на котором «обитает» дзен и буддизм вообще.Короче говоря, есть верная интуиция предмета (пшеница) и очень обидные такие ляпы (плевелы), которые могут оттолкнуть целевую аудиторию (подростки, китайцы). И не надо сводить Цоя к «истрическому контексту» застойного СССР и перестройки, по принципу мемуаров. Он и в наше время выглядит актуально и существует в нас с Вами.

  5. Мария (admin) 12.01.2012 16:50

    нет, я не критикую дзэн. дело в том что буддийские мыслители сами пишут об этом. Само буддийское учение в махаяне (а дзэн — это махаянская школа) предлагает «уловки» для того, чтобы человек пошел по пути самосовершенствования и понял суть уже позже. именно по причине того, что мало одного чтения книг — нужен собственный опыт постижения. и эти уловки лишь подталкивают к его приобретению. потому буддийское учение изложенное словесно в книгах — это истина относительная, а не абсолютная. и все понятия и приемы дзэн — это не истина сама по себе. это инструмент ее постижения. и смотреть с христианских позиций на дзэн я не могу, потому что я как раз таки не разделяю хрстианских позиций ни на что вообще. я в общем то ближе именно к буддизму))))

Оставьте отзыв




Тут просто рекламные ссылки, чтобы поддерживать работу сайта

Рекламные ссылки


Рейтинг блогов
Рейтинг блогов