Последний герой

Виктор Цой

Зависть или непонимание?

Опубликовано 05.09.2011 - В рубриках: Статьи

Все говорят, что мы в месте,

Все говорят, но немногие знают , в каком.

А из наших труб идет необычный дым

Стой! Опасная зона! Работа мозга!

В. Цой. «Бошетунмай»

Одной из излюбленных тем для обсуждения поклонниками являются мемуары друзей и знакомых Цоя, и в особенности мемуары критические. По понятным причинам они вызывают негодование и отрицание поклонников. Чаще всего причиной критики считают самую низменную зависть непризнанного гения к прославившемуся сотоварищу. Однако же, как мне думается, у таких людей как Кинчев, Тропилло или Борзыкин, вовсе не зависть является базовым мотивом неприязни. Во всяком случае, не одна зависть или обида. Все это происходит потому, что тусовку считают неким «монолитом», и это размывает идеологические различия между теми, кто поневоле был вместе, и делает  неясными причины едких высказываний Кинчева в 1991 году и Борзыкина еще при жизни Цоя. Кинчеву, например, приписывают глюки от наркотической зависимости и стремление войти в шкуру героя, до которого ему никогда не дотянуться. Поклонники часто упускают из вида, что у групп, в частности «Алиса», «Телевизор», «Кино» и многих других были разные эстетические установки, что и вызывало критику в адрес друг друга – с одной стороны и при этом приятельские  отношения – с другой. И сам Михаил Борзыкин, человек неглупый, что бы о нем не думали,  это четко выразил в одном из своих интервью, что прекрасно объясняет противоречия в отношениях Цоя и тусовки.

 

А.ПЛЮЩЕВ – Я помню, тогда вообще было у так называемых рок-музыкантов – ну, поскольку Вы говорите «так называемый русский рок» – то у так называемых рок-музыкантов друг о друге вот в таком духе высказываться было модно в те годы, я читал, так, люди не жалеючи друг друга.

М.БОРЗЫКИН – Ну, надо сказать, что при этом при всем очень тепло и регулярно общались. Более того, группа «Кино» репетировала у нас на точке, просилась периодически перед фестивалями 85 и 86 года, мы их пускали, хотя могли, собственно, отказать спокойно. Нет, т.е. существовало какое-то братство рок-н-ролльное, которое было превыше вот этих разногласий вкусовых.

А.ПЛЮЩЕВ – А вы по нему скучаете, ностальгируете, жалеете о нем?

М.БОРЗЫКИН – Об этом братстве? Ну… да наверное, нет, потому что всему свое время. Тогда оно было, конечно, вынужденным. Поэтому, если бы то же самое возродить каким-то естественным путем, вот, на ровном месте, когда, вроде, все в силах выжить по одиночке, это было бы интересно.

Радио Эхо Москвы. Передача Аргентум : Эфир 20.03.2005 23:05

Михаил БОРЗЫКИН («Телевизор»)

 

Единственное, что есть общего между этими группами – это цель их существования – выражать себя в музыке и противостоять стереотипности масс-культуры. Однако на этом сходство их заканчивается, потому что «стереотипы масс-культуры» каждый из них видит по-разному. Борзыкин считает, что необходимо избегать заезженных мотивов в музыке, писать серьезные тексты и намеренно избегать того, чтобы быть понятым большинством. Кинчев обвиняет Цоя и Гурьянова в стремлении угнаться за модой только потому, что эстетика никогда его особо не интересовала, и ему непонятно, как вообще можно интересоваться всякими презренными вещами. Кинчев, противостоя советской власти, был во времена перестройки плоть от плоти советской идеологии с ее высокой идеей борьбы. Борзыкин –тоже.

А что группа «Кино»? А группа «Кино» никогда не скрывала, что играет поп-музыку, интересуется актуальным звуком и имиджем, и как мы видим, в этом не оказалось ни легковесности, ни сиюминутности. Ведь все это до сих пор смотрится свежо и современно. Ее революционность заключалась в том, что она противостояла печальному нашему недостатку усиленному советской цензурой: задирать голову вверх, думать о звездах, забывая при этом смотреть себе под ноги. Когда было модно играть в борьбу с системой, мы видим, что Цой сомневался в целесообразности этого  —  один из немногих, и в этом было его противостояние совковой моде, и следование Моде в ее высоком смысле как проявление чувства вкуса.  Вспомним советскую эстраду тех лет: исполнитель даже на сцене лишнего движения сделать не мог. И тексты были в чести с высокой «идейностью». Но и рок, под колпаком КГБ стремился к высокоидейности – вспомним, как отнеслись к Цою и Рыбе на первом прослушивании в рок-клубе? Понятно, почему потом группа «Кино» в глазах многих «рокеров» выглядела как мажоры.

Суть противостояния Цоя шаблону псевдо-«духовности» совка выражается в известном анекдоте:

 

Однажды Цою позвонил Ким Чен Ир и сказал:
— Виктор, ты, как представитель корейского народа должен написать высокодуховную песню про Корею…
— Да пошёл ты в жопу, — ответил Цой, и написал «Восьмиклассницу»

Это не значит, что Цой был пустым и легковесным человеком, нет. Просто в нем было все: и возвышенное, и приземленное, и философия, и быт, и внешняя красота, и внутренняя. Для него сиюминутное и вечное были равноценны. В нем не было агрессии, стремления к конфликту. Но этот склад характера «борцы» воспринимали как «конформизм», «нежелание задуматься», «трусость»…

Не понимая этого, те, кто был в одной тусовке с Цоем воспринимали это как недостаток в своей дуалистической картине мира – ведь если ты отрицаешь в чем то показную и безвкусную «духовность», следовательно, в тебе нет высокого, а песня «восьмиклассница» не несет никакого смысла и вклада в культуру. Зачем писать простые тексты на изъезженные мелодии? Им нет места в мировоззрении тех, кто считает, что есть лишь черное и белое «попса» и «рок». Разницу между попсой и поп-музыкой они не увидят никогда…

Отсюда же растут ноги и у обвинения в «пафосе» и «звездной болезни». Просто те, кто не похож на нас, воспринимаются нами враждебно или как минимум с непониманием. И мы приписываем им все смертные грехи, исходя из собственного миропонимания, не пытаясь разобраться в истинных причинах кажущейся сухости и замкнутости по отношению к нам.

Комментарии

Оставьте отзыв




Тут просто рекламные ссылки, чтобы поддерживать работу сайта

Рекламные ссылки


Рейтинг блогов
Рейтинг блогов