Последний герой

Виктор Цой

Как все продолжалось (глава 2)

Опубликовано 08.09.2010 - В рубриках: Жизнь

Зимой я часто выходила на улицу по вечерам. Поскольку жила я за городом, то на улице было безлюдно, и я без стеснения могла петь, гуляя при слабом свете фонарей.

Пела я чаще всего КИНО. Мне нравились красивые сочетания слов и близкий мне смысл, да и петь их было необыкновенно легко и приятно.

Помню, однажды зимним вечером я услышала по радио «Попробуй спеть вместе со мной». Ди джей тогда шутливо прокомментировал эту песню: «Если Виктор Робертович ( я тогда впервые узнала, какое у Цоя отчество) предлагает Вам спеть вместе с ним, то он берет Вас на понт».

И тут мне что-то стукнуло в голову, и я решила: пойду на улицу и буду петь эту песню при свете луны и фонарей, которые я видела и в ее образах. Я тут же реализовала эту мечту – Цой видимо,  взял меня на понты.

Я поняла тогда, что у меня довольно неплохой голос, и я могу попадать в ноты.

Когда я хвасталась друзьям в школе, что «пою на улице рок» то они смеялись надо мной и не верили, что я и правда умею хорошо петь.

Я уже говорила, что в этом же возрасте начала писать стихи. Как только я стала слушать Цоя, его имя тут же стало фигурировать в моих стихах, посвященных несчастной любви

В любовном письме я написала своему объекту воздыхания строки: «По радио играет грустный Цой,

Моей душе так нужно быть с тобой»

С того же времени в голове до сих пор отложилась строчка из так и не написананной мною песни « Я засыпаю под музыку Цоя, я точно знаю – ты сейчас не со мною».

Тогда моему настроению соответствовали «Стук» и «Печаль», и я действительно, засыпая , прокручивала в голове эти песни.

Удивительно – чем больше я слушала и узнавала его песен, тем больше не хватало информации о нем самом, не хватало его фотографий, каких то фактов о его жизни.

Я отчаянно ломала голову, стараясь вспомнить, где увидела его впервые – и вспомнила про страничку, вырванную из «Крестьянки», про виденный мной в детстве финал «Ассы» с песней «Перемен», про то, как отчим смотрел при мне передачу про какого то нехорошего мрачного мужика с низким голосом и восточным лицом… Я стала лихорадочно искать о Цое хоть что-нибудь по всем доступным мне тогда журналам и газетам. Но ничего не находила.

Я практически была в информационном вакууме и единственными источниками  по которым я могла представить себе, как выглядел Цой, были его песни и мои воспоминания из детства. Но я помню, что попыталась даже нарисовать его по памяти в той тетрадке, куда записывала тексты его песен.

Потом я раздобыла первую «фотографию» Цоя. Это была крошечная картинка размером сантиметр на сантиметр, вырезанная их какого-то рекламного каталога, где продавался диск со всей инфой про Цоя. Трудно передать, как я хотела заполучить себе такой диск, но мне оставалась лишь крохотная картинка, по которой я, ломая глаза, пыталась разглядеть лицо этого человека, и даже нарисовала с нее кривой и страшный портрет, который понравился бабушке и маме, и они сказали, что я хорошо рисую.

Первые портреты Цоя я рисовала с таких вот крошечных вырезанных из программы передач картинок, которые мне дарили девчонки-одноклассницы. (У нас тогда была болезнь – собирать вырезки про своих «звезд». Так вот мне ужасно не везло с Цоем – про него почти ничего не писали в молодежных журналах, кроме коротких заметок и маленьких фотографий).

В  этих отчаянных попытках найти о нем информацию я перерывала снова старые бабушкины журналы, но не нашла там ничего, кроме общей статьи о русском роке в «Сельской молодежи» под названием «Децибел как аргумент», в которой вскользь упоминалось имя Цоя. Перед статьей был странный рисунок, в левом нижнем углу которого был изображен человек в боевой каратистской стойке, со вскинутым вверх кулаком , одетый во все черное и с характерной прической. Но он был изображен со спины, поэтому я в сомнениях думала «Может, это рисовали с Цоя?….»

Уже позже я узнала, что это действительно рисовали с фотографии выступления КИНО на пятом фесте рок-клуба в 87 году.

Но больше всего не хватало самих песен – мне казалось, что он написал их целое море, и мне надо непременно услышать их все. Но попросить, чтоб мне купили какой-нибудь его альбом, я не решалась, потому что уверена была, что родители отреагируют на мое музыкальное увлечение негативно (особенно бабушка). Поэтому я продолжала терпеливо высиживать вечера и целые дни каникул перед радио, записывая все слышанные мною песни КИНО, и параллельно разбираться в японско-русском словаре и разговорнике, где я тогда еще не понимала ни одного иероглифа и буквы и даже не надеялась, что когда-то это пойму…

Я помню, какое удивление было в мамином голосе, когда она увидела, заглавия песен ,которые я от руки писала на обложке своей «кассеты Цоя»

«Ты что, одного Цоя что ли слушаешь?!»

Она явно этого не ожидала, наверное, потому что я свое увлечение тщательно от всех скрывала и старалась слушать радио на максимально тихой громкости, чтобы бабушка не ругалась. Но рано или поздно это все равно вылезло на поверхность, и естественно, у меня были несерьезные конфликты с бабушкой по поводу слушаемой мною музыки, но обижалась я тогда всерьез и надолго.

Бабушка же не могла понять, что, ругая меня, она только воплощает смысл песен Цоя в жизнь: я чувствовала, что «мир идет на меня войной», в том числе и из-за того, что  мне нравится тот, кто об этом спел.

Однако в конце концов бабушка приняла мое увлечение, перестав ворчать на Цоя по радио и даже признала ,что в песне «Группа Крови» «есть хотя бы смысл», мама сказала «Лучше уж Цой, это хотя бы не Алсу какая-то», а отчим, который сам считал КИНО любимой своей группой, был приятно удивлен таким поворотом событий: «вот уж не думал, что ты да Цоя начнешь слушать», — сказал он, увидев у меня в руках тетрадку с его песнями. Наверное, он думал, что молодежь не может слушать музыку другого поколения, как думают многие взрослые.

Комментарии

Оставьте отзыв




Тут просто рекламные ссылки, чтобы поддерживать работу сайта

Рекламные ссылки


Рейтинг блогов
Рейтинг блогов