Последний герой

Виктор Цой

Питер 19.08.10

Опубликовано 24.08.2010 - В рубриках: Жизнь

На следующее утро я встала ран и поняла, что слишком мало запланировала тут быть, потому что уже сегодня ночью придется возвращаться. конечно, мне было немного грустно, но тут пришла смс-ка от девочек, что они будут ждать меня в 12 на метро 2Площадь мужества» у эскалатора, и я бегом стала собираться.

Распрощалась с любезно принявшими меня питерскими родственниками (ребенок даже мне свою игрушку на память подарил, что было ужасно приятно и неожиданно для меня), я отправилась гулять дальше.

Добираться до «Площади мужества» было долго и нудно (мне вообще кажется, что в Питере расстояние между станциями метро какое-то длинное), но встретились мы вовремя и без проблем. снова интересно разговаривали по пути на БК. Девочки говорили, что должна будет прийти еще какая-то их знакомая Наташа, которая еще застала «то время».

В итоге она все-таки не появилась. Мы пришли на БК, опять немного постояли. помолчали, смотря на море цветов, потом перешли на лавочку неподалеку и стали ждать, но так и не дождались никого. Народу было немного, в основном опять же адекватные, но попадались и не совсем. После этого пошли играть на гитаре в ближайший двор в этом районе, сели на лавочку, расчехлили гитару и вспомнили, наверное, весь цоевский репертуар, играли, пели, разговаривали.

Наверное, у меня еще ни разу в жизни не было того ощущения свободы, которое я ощутила в этот солнечный день, когда я безо всякого стеснения и волнения играла и пела прямо на улице и в компании. Я вообще не люблю музицировать на людях, но тут, можно сказать, все были свои и стесняться было нечего. Это на Арбат или БК я не рискну притащиться с гитарой – налетят как коршуны и станут требовать: «спой «Маму-анархию», а я терпеть этого не могу).

Потом Катю вызвали на работу и нам пришлось прервать наше времяпрепровождение с гитарой во дворе. Мы еще раз заглянули на БК, вышли, сфоткались  на память вместе и поехали кто домой, кто на работу, кто шляться по городу дальше.

Я, наверное, оставила мечты «найти единомышленников» среди киноманов в реальной, а не виртуальной жизни где-то еще году в 2004, когда увидела, насколько отчужденно и даже высокомерно себя ведут «киноманы» на Арбате и сколько там собирается идиотов, так что происходящее в эти дни казалось мне фантастичным и невозможным для моего замкнутого характера. Воистину, Питер заставил меня переосмыслить отношение к своим наивным детским мечтам о «киноманской дружбе». Я сама уже пережила подростковый период, не носила никакой атрибутики, и не верила ни в какую «сплоченную общность киноманов», а оказалось, что она есть, и среди этой общности действительно мои единомышленники, перед которыми не нужно притворяться тем кем ты попросту не являешься, не нужно ничего доказывать и выпендриваться, а просто говорить то, что есть и то, что ты действительно чувствуешь, не стесняясь и не скрывая ничего, потому что тебя не поднимут на смех и не будут показывать пальцем, как на сумасшедшую, и не нужно воевать за свою точку зрения, бороться за свою личную территорию, как мне все время приходится делать среди большинства людей, с которыми я сталкиваюсь в жизни, потому что вы говорите на одном языке и территория у вас общая. Здесь уже не надо никаких заборов отчуждения с колючими проволоками и притворства. Я никогда не встречала в людях такого дружелюбия и приветливости, искренней заинтересованности в разговоре, как здесь.

Да и вообще, именно здесь и в эти дни рухнули последние стены страха и  замкнутости в себе, отделявшие меня от мира, и я поняла, что конфронтация с миром перешла в гармонию. По-моему, я всю жизнь была не на своем месте, не среди тех людей, делала не то. что свойственно мне, а здесь, в Питере, завершился процесс «обретения самой себя», который идет у меня последние полгода. Цой со своими песнями был, наверное, одним из инициаторов этой перемены, и я ему в который раз за это благодарна.

Жалко, конечно, что мое пребывание было таким коротким, и мы толком не успели пообщаться вживую, но я думаю, что буду возвращаться в этот город много раз, потому что он стал мне еще более родным, чем раньше.

Весь остаток дня я слонялась по центру Питера, заходя то в одно то в другое кафе, и за спиной постоянно слышались все те же знакомые песни – то «Дальше действовать будем мы» доносилось из чьей-то машины, ехавшей по Невскому, то «Кончится лето» слышалось из радиоприемника в привокзальном бистро, а в глаза бросались бессчетные афиши с надписью «Цой жив». Как будто весь город был настроен на одну волну, или может, быть это я так была настроена – понятия не имею.

В поезде, когда я утром уже подъезжала к Москве, мне приснился сон, будто в кресле напротив меня в этом же вагоне или очень похожем, сидит Виктор в кожаной куртке, темных очках и спрашивает: «Ну, как тебе Питер?», и я отвечаю: «Здорово. по-моему, у тебя в Питере гораздо лучше, чем в Москве, и люди такие хорошие…» и что-то еще увлеченно говорю, а он только молчит и улыбается. Уже по приезде два или три дня меня преследовали сны про нескончаемые питерские лабиринты и про Цоя, с которым я никак не могу встретиться.

Комментарии

Оставьте отзыв




Тут просто рекламные ссылки, чтобы поддерживать работу сайта

Рекламные ссылки


Рейтинг блогов
Рейтинг блогов